Марина Тихонова. «Горящая свеча»

Представляем нашим читателям рассказ Марины Тихоновой «Горящая свеча»

Горящая свеча

Ванятка лежал на теплой русской печи и, отодвинув шторку, наблюдал за дедом. Старик, шаркая слабыми ногами, подошел к печке, зажег лучину, от нее зажег две свечи и одну поставил на стол посередине комнаты, а другую на подоконник. Метель снежными лапами стучала в маленькое оконце, завывала в трубе, а в избе было уютно и тепло. На свежевыскобленном деревянном полу отражались блики от горящей печи. В избе царил полумрак и тишина. Дед присел на лавку возле окна, и его взгляд замер на мерцающем огоньке. От падающей тени его лицо казалось еще более худым, жиденькая седая бородка приобрела желтоватый оттенок. Сложив на коленях сухие мозолистые руки, старик тяжело вздохнул и о чем-то задумался.

Ванятка спрыгнул с печи, угодив худенькими голыми ножками прямо в отцовские валенки. Одернув длинную льняную рубаху, он пошмыгал к деду. Забравшись к старику на колени, малец заглянул в большие выцветевщие глаза и спросил: «Деда, а ты зачем каждый день свечку на окно ставишь?»

- А на то, милок, причина у меня есть. История-то давняя…

- Расскажи, деда, ну, пожалуйста. Я страсть как люблю твои истории…

- Ну, чего ж не рассказать, вечер-то долгий.

Старик прижал к себе внука и начал свою историю:

- Давно это, Ванятка, было. Мне тогда двенадцать годков только исполнилось, и жили мы с родителями на небольшом хуторе, в шесть дворов, на опушке леса. Да вот как-то ночью, посреди зимы, дом наш загорелся. Толи из печи головешка выпала, толи еще от чего – кто знает. Помню только, тятя меня с печи стащил, а в избе дыма полно, ничего не видать. Он меня в полушубок завернул, да на улицу вынес, а сам назад в избу побежал за матерью. Только изба уж вся полыхала, а вскоре и вовсе рухнула. Народ из соседних домов подбежал, бабы ревут, мужики снегом огонь засыпают, да где там… К рассвету вместо избы одни головешки были.

Так я, внучек, в один миг остался без дома и без родителей. Пока похороны были, да потом какое-то время я у соседей жил, то у одних, то у других. Только год тот уж больно неурожайный оказался. И лишний рот в семье для всех в тягость был. Вот соседи и решили меня в деревню послать. Там, говорят, наймешься к зажиточному мужику в работники, вот и будет у тебя и кров и пища.

Делать нечего, хоть и страшно мне было родной хутор покидать, но и в тягость кому-то быть не хотелось. Соседняя деревня не больно-то далеко была – в пол дня пути. И я с тятей несколько раз бывал там, да только не зимой. Понадеявшись на свою, мальчишечью, память я решился идти в деревню. Соседи мне в дорогу узелок с краюхой хлеба и луковицей собрали. А я утречком, едва расцвело, с заснеженным пепелищем простился, да и направился в путь-дорогу.

Только лес-то зимой совсем не такой, как летом. Все тропинки замело, деревья голые, одинаковые какие-то мне показались, снега – выше колен. Часа через два я из сил выбился и понял, что заблукал. А тут еще, как назло, небо потемнело, ветер закружил, да снег хлопьями посыпал. В лесу сразу темно стало, я уж и дорогу искать перестал, шел просто, куда глаза глядят. Ноги в снегу увязают, отцов полушубок тяжелый, снег глаза залепляет. В общем, я окончательно из сил выбился, за валежником спрятался, решил передохнуть. Есть хочется, а я заледеневшими пальцами даже узелок развязать не могу.

Страшно мне, Ванюша, тогда стало. Ох, страшно… Все, думаю, не выйти мне из этого леса, замерзну. Понимаю, что долго сидеть нельзя, а силы встать нет, в сон клонит. Вспомнил я тогда, как мать меня перед сном всегда крестила, приговаривая: «Храни его, Господи». Встал я тогда, перекрестился и, сказав: «Храни меня, Господи», пошел вперед.

К вечеру метель утихла, и вместе в последними снежинками в лес опустилась темнота. Тишина наступила какая-то звонкая, только слышно как снег подо мной скрипит. И вдруг откуда-то издалека до меня донесся вой волчий. Я и опомниться не успел, как на дерево взобрался. Заледеневшими руками за ветку держусь, а сам зубами отстукиваю: «Храни меня, Господи».

Глядь, среди темноты огонек блеснул. Блеснул и пропал за деревьями. Я уж думал, что померещилось, но через минутку он опять блеснул, потом снова. Тут я с дерева кубарем скатился и, что есть силы, на огонек побежал. Из леса выскочил, смотрю, деревня впереди трубами дымит. А я все бегу, глаз с заветного огонька не отвожу. Так к чужому окошку и подбежал. Забарабанил по стеклу, что есть силы, и в сугроб рухнул…

Очнулся лишь на другой день. Лежу на лавке у печи, надо мной мужик склонился, улыбается. Женка его меня отваром отпаивает. А я хочу сказать что-то, да не могу. Голос потерял, представляешь? В общем, болел я долго, до самой весны. А они ко мне, как к родному отнеслись, хоть у самих пятеро детишек было. Но они не побоялись, меня в семью приняли.

Я когда поправился, все им рассказал, что со мной случилось. А они, оказывается, всегда в непогоду на окно свечу ставили. Дом у них на окраине был, вот они для заплутавших путников маячок и зажигали. Не я один такой был. Так мы с ними и жили. Они для меня семьей стали.

А уж когда я сам семьей обзавелся, то тоже дом на околице построил и всегда в непогоду свечу на окно ставлю. Кто знает, может и она кому-то жизнь спасет? – кивнул старик в сторону мерцающей свечи.

Закончился литературный конкурс!

Благодарим всех участников нашего конкурса! Представляем победителя и его рассказ. Яна Галицкая, г.Магнитогорск

СМЫСЛ ЖИЗНИ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Вечер. Тихий летний вечер медленно ложился не длинные пустые улицы маленького уютного городка. Было уже почти десять часов вечера, и жизнь неслышно замедляла свой ход. Наслаждаясь бесценными минутами тихого вечера и мыслями о предстоящей ночи, тихий маленький дворик, что находился в центре города, дремал, никому не рассказывая о том, что произошло….

Около тридцати минут одиннадцатого Вера с трудом открыла свои большие зелёные глаза и попыталась вспомнить, что же случилось накануне. Но в уставшей голове крутились, словно повторяющаяся лента, несвязанные обрывки её жизни. Всё это было похоже на странный сон, произошедший ни с ней, а с героем самого популярного драматического сериала. Перевязанный бинтом локоть и резкий запах лекарств, натолкнули девушку на мысль, что она в больнице. И теперь ей лучше всего было бы забыть, всё забыть, но обрывки прошло всё чаще и чаще всплывали у Веры в памяти….

РАССКАЗ

….Ожидание Алексея в тот день было долгим, если ни сказать мучительным, но в тоже время, каким-то немыслимо сладким. На столе, накрытом Верой, кроме всего прочего, стояла большая ваза с фруктами и нетронутая бутылка вина. Ожидание друга было более чем обоснованно: у них сегодня должен был состояться важный разговор, который, вероятнее всего, изменит всю их жизнь… Часы медленно пробили полночь. Долгожданный звонок в дверь резко прервал все думы Веры по поводу предстоящего счастья.… Поправив ещё раз перед зеркалом причёску, она уверенно открыла дверь. На пороге стоял он: с цветами и большой коробкой конфет. После небольшой вступительной речи, он с явной неохотой вдруг огорошил счастливую Веру:

- «Я уезжаю», - сказал он, почему-то опустив глаза.

- «Как, куда, зачем?» - скороговоркой спросила она

- «По работе, в другой город на неопределённый срок, это недалеко…», - виновато проговорил жених.

- «А как же я, наша жизнь, свадьба?» - недовольно продолжала расспросы девушка.

- «Я думаю, это подождёт…» - твёрдо, почти уверенно сказал юноша.

- «Как подождёт, ты меня бросаешь?» - продолжала говорить она.

- «Нет конечно, но я же не могу бросить рабочий проект, к тому же за него мне обещали солидно заплатить!» - тихо, но всё также уверенно уточнил Алексей, собираясь уходить. «Погорим позже», - произнёс он на прощание.

После его ухода Вера долго не могла прийти в себя, чувствуя полную раздавленность и одиночество. Всё для неё моментально стало пустым, ненужным: всё, и жизнь в том числе, смысл которой Вера потеряла уже навсегда.

Она и не помнила, как холодными руками, заглушая тоску и мысли о предстоящем одиночестве, острой бритвой она пыталась остановить такую бессмысленную жизнь…

… Очнувшись через два часа в больнице, она долго смотрела в потолок, понимая в первый раз смысл жизни. Ведь жизнь так легко остановить – одним неробким движением руки, и если навсегда.… А если нет…. Вера понимала, что жизнь порой ставит перед человеком разные преграды, задаёт задачи, решение которых, несомненно, есть, просто оно очень далеко и скрыто, а его необходимо просто найти... С такими мыслями Вера сама не заметила, как уснула. Ей снилось море и в небе летящие чайки, необитаемый остров, Алексей, их новый дом.… В этом сне было совсем не так, как наяву…

Она снова проснулась и вспомнила, что чайки снятся к счастью, а новый дом – к новой жизни. Вдруг она почувствовала, как чья-то рука касается её руки. Открыв глаза, девушка увидела перед собой его.… Своего единственного Алексея.

- «Ты?» - чуть слышно, будто не веря своим глазам, спросила она.

- «Я!» - радостно ответил он. Я решил никуда не ехать, когда узнал, что ты в больнице. К чёрту работу, к чёрту всё на свете! Выходи за меня замуж?!» - почти на одном дыхании выпалил Алексей.

Вера молчала, вероятно, потому, что не ожидала такого счастливого поворота событий.

- «Почему же ты молчишь?» - нервно оборвал молчание Алексей.

- «А как же ты, твоя карьера, работа ты же можешь всё потерять?» - с недоумением спросила девушка.

- «А я уже итак всё потерял, но вернее сказать не всё. Единственное, что я действительно боюсь потерять, это тебя!» - ответил Алексей. «Я продал свой дом, машину, продал всё и скоро вместе с тобой мы поедим за границу, там я найду себе новую работу, у нас будет новая жизнь…

- « Я люблю тебя» - радостно ответила девушка. И этим было всё сказано.

Через несколько дней Вера выздоровела и выписалась из больницы. Ещё через два дня они вместе с Алексеем уехали из тихого маленького городка в шумный провинциальный город - столицу Франции. Со временем всё забылось, ушло в прошлое, но родившееся у Веры стремление – жить и, не смотря ни на что, преодолевать все жизненные трудности осталось. А эту жизненную историю Вера всегда вспоминает с улыбкой, ведь эта истории научила её жить и любить жизнь такой, какая она есть, даже если в ней особого смысла.

«Свеча на окне» проводит литературный конкурс

«Свеча на окне» проводит литературный конкурс рассказов и эссе на тему:«Добро в вашей жизни»
Ваши работы можно направлять на электронный адрес: svecha-5757@mail.ru до ноября 2013 года.
Победитель,если таковой обнаружится,получит сюрприз! Вопросы можно задавать по телефонам: +79085788489 и +73512174435. Конкурсные работы не рецензируются и не возвращаются. Решение жюри конкурса является окончательным и не обсуждается!

Время все расставит на свои места.

Время все расставит на свои места. Время разбрасывать камни прошло, время их собирать наступило.

Челябинск стал городом к которому были прикованы взгляды всего мира. Город долго и тщательно укрывался от любопытных и ищущих, он был слишком важен и значим для всей России тогдашней. Теперь все имеют возможность убедиться в том, что мы живем, словно, в огромном мартеновском цехе. Челябинск это металл и дым. Его всегда считали городом с неблагополучной экологией и тяжелой атеистической наследственностью.

Гром, грянувший в нашем небе в день Сретения Господня, жар раскаленного болида, должного по всем законам и характеристикам испепелить и погубить не один дом и не одну жизнь, взрыв, отозвавшийся в наших сердцах, но разбивший лишь стекла, а не судьбы теперь лишь воспоминания. Мы пережили эти мгновения, которые могли бы необратимо изменить нас и наш регион, да, может быть и всю страну. Этот миг не могли отследить локаторы наших аэродромов, его не успели увидеть радары наших ПВО, на его исход не смогла бы повлиять никакая земная сила.

Неземной гость был смертельно опасен и неудержим. Но он не тронул город и не взял ни одной жизни моих земляков. Во всех храмах совершилось праздничное богослужение. На высоте оказалась областная и городская власть, ругаемая в последнее время. Четко сработали силовики - полиция, МЧС. Не подвела медицина, всем была оказана своевременная помощь. Не оплошали педагоги школ и воспитатели детских садов. Паника не охватила город и не было места упадническим настроениям. Город достойно принял "Небесного гостя".

Гул бомбардировщиков нашей гвардейской авиабазы, разведывающих челябинское небо был полон спокойствия. Нас коснулся перст Божий, мы взглянули в лицо испытанию. Наш город, считающийся "безбожным" устоял и был помилован в день праздника.

Я верю, что в Челябинске будет создан храм в честь Сретения Господня и этот день станет престольным днем стального Танкограда. Чистого неба нам всем и крепкой веры!